Статьи  |   Новости  |   Фотословарь  |   Ссылки
FotaVoka.org

Метки (теги):

Статьи

Фотоаппараты
Browse in : Техника > Камеры (24)

Андрей Шеклеин

 

О пользе золотой середины


Лет тридцать назад, в середине 60-х в «Советском Фото» появилась статья из польского журнала. В ней автор всерьез жаловался, что новые аппараты становятся «приложением» к батарейкам, без которых уже могут работать. А речь-то шла всего-навсего о питании экспонометричнской схемы и сопряженного с ней высшего достижения тех дней — электоронного межлинзового затвора.

Это была, пожалуй, первая «накрутка», оторвавшая новое поколение камер от старого. С тех пор число таких «накруток» возросло многократно и заполнили они весь корпус нынешней камеры, превэойдя по сложности любой цветной телевизор. И подумалось мне (одновременно с петербургским автором Павлом Бояровым), что пришло все-таки время разобраться, какие «шаги прогресса» действительно помогают в нашей работе, а какие — как многоцветная блесна — служат лишь наживкой падкому до новинок покупателю. Заклинаниями, даже журнальными, прогресса и псевдопрогресса не остановишь и автор хорошо сознает, что эти этюды навсегда останутся не более, чем его личным мнением. А оное ни в коем случае не следует навязывать ни читателям, ни создателям камер. Но может быть в чем-то читатель со мной согласится?

Зеркальная фотокамера NikonСовременная электроника позволяет в микросхеме размером с ноготь реализовать все мыслимые автоматические режимы работы камеры. Это произошло и на практике. Автофокусировка, автоматика экспозиции, моторная протяжка пленки, эксповилка стали столь же неотъемлемыми элементами аппаратуры как встроенный дальномер в первых ФЭДах. Но встроив решение основное, к примеру просто автоматизацию отработки экспозиции, конструкторы тут же неудержимо стали ее расширять, переведя из полезной (может быть даже необходимой) возможности в число тех самых рекламных излишеств. Что реально нужно фотографу, даже занимающемуся сложнейшим репортажем? Ручной режим, полностью раскрепощающий свободу творчества. Автоматика с приоритетом выдержки — для спорта и быстро меняющихся событий. Автоматика с приоритетом диафрагмы — для съемки пейзажа, архитектуры, натюрморта... Если фотограф уж очень ленив, поможет P-программа с автоматической установкий обоих параметров. Обратите внимание — именно такой набор имеется в «серьезных» профессиональных моделях — Кэнон A1, Никон F4. А дальше — «накрутки». Еще в кинофильма «Айболит-66» положительный герой предупреждает Бармалея: «Тебя погубит обилие возможностей». Программа? Их же можно сделать дюжину, благо что от взаимно компенсированного сдвига выдержки и диафрагмы экспозиция не меняется. Сначала ее просто раздробили на минимальные выдержи и минимальные диафрагмы (теле и широкоугольные) программы. А затем пошли гулять по всему полю («шиФт») насколько позволяют крайние значения того и другого. Но этого показалось мало. Для «особенно тупых» отдельно выделили режимы вроде «спорт», «пейзаж», «портрет», «макро». Все то же самое — примитивный приоритет выдержки или диафрагмы — но с множеством новых переключетелей, кнопок и картинок на дисплее.

Это в отработке экспозиции. Но лучше ли дело с ее замером? Средневзвешенный, точечный, сотовый, «по светам», «по теням» да еще с сотней «стандартных ситуаций» в компьютерной памяти камеры говорит лишь о том (ох, прав Бояров), что все они из серии «что в лоб, что по лбу». И сохраняется ко всем этим TTL-ным режимам (казалось бы уж что точней — измеряете прямо через обьектив!) вульгарная экспозиционная поправка на плюс-минус три ступени с шагом в одну треть, приглашая: плюнь, фотограф на всю эту заумину и подправляй экспозицию вручную в соответствии со здравым смыслом и интуитивной подсказкой лучшего в мире компьютера — собственной головы, называемого «личным опытом». Что из этого кажется действительно нужным? Сам метод TTL и, возможно, вдобавок к средневзвешенному еще точечный замер, хотя он и не по-настоящему точечный и не заменяет хорошего отдельного точечного экспонометра с утом замера в 1°. С ним вы действительно можете «пройтись по деталям» при необходимости воспользоваться зонной системой установки экспозиции, столь выигрышно проявившей себя в художественных работах мастеров, начиная от ее создателя Ансела Адамса. А для ее воплощения нужен всего лишь ручной режим или та самая вульгарная экспокоррекция...

Иной в этот момент скажет — «Ради чего ломаются копья?» Мало ли чего наворочено внутри камеры, не нравится — не пользуйтесь. Зря что ли создатели на самом видном месте помещают единственную кнопку, выключающую все эти игрушки и позволяющую сделать снимок в обычном программном режиме (Минолта 700 Si, напримеру)? По крайней мере два обстоятельства делают этот вопрос не праздным. Во-первых, избыточные возможности бесполезны (если даже не вредны) хотя бы потому, что осложняют управление и снижают надежность. Как бы вы отнеслись к автомобилю, у которого кроме руля колеса можно было бы поворачивать ножными педалями и большим рычагом рядом с коробкой скоростей? Во-вторых, любая функция нуждается в информационном отражении и вот здесь зарыта другая, более неприятная собака. Дисплей нынешней автоматической камеры и без того перенасыщен сигналами необходимыми и не очень, причем знакомиться с ними приходится поочередно, так как даже самые важные не влезают туда одновременно. Их вызов — это не только потеря времени, это целый мозговой штурм, требующий вспоминания роли всех кнопок и рычажков. А так как на это времени у фотографа нет, приходится работать вслепую, полагаясь лишь на то, что автоматика не крутится где-то около крайних пределов. У той же Минолты 700 Si все реалии сложнейших возможностей на деле сводятся к двум—трем режимам, заложенным в кнопке P и режимной памяти, которые были хороши для съемок вчера, но не сегодня. Иными словами, перегруженный дисплей слеп как закрытая бронезаслонкой амбразура танка и, пока ее откроешь, сюжет успеет улететь на Луну. Совершенно новых навыков требуют и два диска изменеия параметров в Кэнонах ЭОС, к этому можно привыкнуть, но достоинства автоматизации возвращаются чуть не к ручной установке выдержек и диафрагм.

Главный дисплей — еще не главная беда. Все, по мнению конструкторов важное, дублируется в окуляре видоискателя. И вместе с изображением (чуть не сказал вместо) перед глазами мелькают цифры, числа, значки и шкалы, часто еще мигающие. А само изображение разреэано и окантовано фокусировочными клиньями, микрорастровыми кольцами, рамками зон фокусировки и замеров экспозиции. И вместо (здесь уж действительно вместо) композиционной оценки кадра — яркой картинки, которая пленяла еще в первых Экзактах — фотограф пытается осознать и переварить смысл по сути дела абсолютно второстепенной, но навязчиво вдалбливаемой информации. Отвлечься от нее — целая наука, а реагировать — потеря контроля над сюжетом.

Много аппаратов прошло через мои руки. В одном хорошо одно, в другом другое. Всеми ими можно снимать с той или иной степенью внутреннего комфорта. Но когда задаешься вопросом, в чем же заключен дискомфорт выкристаллизовывается парадоксальный вывод — убрать все лишнее! Попробую очень условно нарисовать не раздражающую в работе зеркалку. Пусть у нее остается дисплей, на котором вы можете играться, строя любые мыслимые программы и режимы и даже искать клады, когда больше нечего делать. Но три действительно важных режима — ручной и пару автоматических — нужно включать одним движением. Еще пара оперативных элементов управляет «мгновенными нужностями» — экспопамять, точечный замер, «кадр любой ценой». Чистое и яркое поле видоискателя не испорчено ничем посторонним. Лишь по бокам ненавязчиво, предпочтительно в аналоговой форме, воспринимаемой на подсознательном уровне, минимум неизбежного: выдержка рекомендуемая и отрабатываемая (в виде светодиодной шкалы как у Минолты X 700), диафрагма, точность наводки на резкость (сигналом электронного дальномера как в Контаксе RX) и три разноцветных светодиода экспозиционной реализуемости снимка. Зеленый — снимок возможен (при необходимости — любой ценой, определение которой и сводится к главной задаче всей автоматики), оранжевый — сигнал включения всяких частностей (экспокоррекция, эксповилка и т.п.), зеленый плюс оранжевый — снимок возможен даже с этими частностями, и, наконец, красный — без ручной перестройки снимок сделать нельзя. Вы что-нибудь хотите добавить к такому «идеалу»?

И еще раз напомню. При этой, как и при любой иной системе автоматик и информатик, никакая камера не решит за вас, что в данном сюжете важнее для будущего снимка — хвост кошки в центре кадра или нос мыши в его углу.

Источник:
журнал ФОТОмагазин 3' 1996
  © Андрей Шеклеин , 1996


Яндекс цитирования Яндекс.Метрика © FotaVoka, 2004